Трудовой кодекс Российской Федерации

Комментарии и судебная практика по трудовому праву

  • Определение ВС РФ N 19-В09-19 от 29 октября 2009 г.

    Согласно статье 424 Трудового кодекса Российской Федерации настоящий Кодекс применяется к правоотношениям, возникшим после введения его в действие.

  • Определение ВС РФ N 51-КГ13-7 от 28 июня 2013 г.

    При этом, нормативные акты СССР и Российской Федерации, изданные до введения в действие Трудового кодекса Российской Федерации, согласно ст. 423 Трудового кодекса Российской Федерации, применяются постольку, поскольку они не противоречат настоящему Кодексу.

  • Определение ВС РФ N 18-Г09-15 от 13 августа 2009 г.

    Таким образом, следует признать обоснованным суждение суда о том, что решение об объявлении забастовки было принято с нарушениями, влекущими в силу статьи 413 Трудового кодекса РФ признание ее незаконной.

  • Определение ВС РФ N 78-Г08-5 от 21 марта 2008 г.

    В соответствии с частью 8 статьи 412 Трудового кодекса РФ необеспечение минимума необходимых работ является основанием для признания забастовки незаконной.

  • Определение ВС РФ N 33-Г12-3 от 23 марта 2012 г.

    В соответствии с требованиями статьи 410 Трудового кодекса Российской Федерации после пяти календарных дней работы примирительной комиссии может быть однократно объявлена часовая предупредительная забастовка, о которой работодатель должен быть предупрежден в письменной форме не позднее чем за три рабочих дня.

  • Определение ВС РФ N 48-Г10-24 от 8 октября 2010 г.

    В силу части 2 статьи 409 Трудового кодекса РФ забастовка как средство разрешения коллективного трудового спора допускается в случаях, если примирительные процедуры не привели к разрешению коллективного трудового спора либо работодатель уклоняется от примирительных процедур, не выполняет соглашение, достигнутое в ходе разрешения коллективного трудового спора.

  • Определение ВС РФ N 74-Г06-4 от 10 февраля 2006 г.

    Как видно из материалов дела, стороны не достигли соглашения относительно кандидатуры посредника и в силу части 3 статьи 406 ТК РФ им было необходимо приступить к созданию трудового арбитража, который в данном случае являлся обязательной процедурой, так как забастовка объявлялась в организации, в которой ее проведение ограничено законом.

  • Определение ВС РФ N 83-АПГ12-5 от 7 сентября 2012 г.

    При объявлении забастовки предусмотренные ст. ст. 401 - 404 ТК РФ примирительные процедуры работниками ОАО не соблюдались, перечень минимума необходимых работ, выполняемых в период проведения забастовки работниками организации не устанавливался.

  • Определение ВС РФ N 66-Г12-2 от 2 марта 2012 г.

    6 июня 2011 года состоялось заседание примирительной комиссии, по результатам работы которой, 7 июня 2011 года сторонами был подписан протокол разногласий о продолжении рассмотрения коллективного трудового спора с участием посредника, в соответствии с положениями статьи 403 Трудового кодекса Российской Федерации.

  • Определение ВС РФ N 45-Г07-18 от 7 сентября 2007 г.

    В частности, в соответствии со ст. 402 ТК РФ решение о создании примирительной комиссии должно быть оформлено приказом работодателя - РАО.

Определение ВС РФ N 19-В11-19 от 25 ноября 2011 г.

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 25 ноября 2011 г. N 19-В11-19

 

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Корчашкиной Т.Е.

судей Задворнова М.В., Гуляевой Г.А.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Лагкуева Вадима Рамазановича к ОАО "Сбербанк России" в лице Северо-Кавказского банка о признании незаконным приказа об отстранении от должности, отстранении от должности, приказа об увольнении, увольнения, о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда, по надзорной жалобе ОАО "Сбербанк России" в лице Северо-Кавказского банка на решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 25 апреля 2011 года, оставленное без изменения определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 26 июля 2011 года, которым исковые требования Лагкуева В.Р. удовлетворены частично.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Задворнова М.В., выслушав объяснения представителей Северо-Кавказского банка - филиала ОАО "Сбербанк России" Фотинова Д.К., Кочерга А.А., поддержавших доводы надзорной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А., полагавшей, что решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 25 апреля 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 26 июля 2011 года следует отменить, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации

 

установила:

 

Лагкуев В.Р. работал в ОАО "Сбербанк России" в должности <...> Северо-Осетинским отделением N <...> Сбербанка России. На основании акта освидетельствования ФГУ МСЭ "Бюро N 1 общего профиля" от 27 октября 2010 года ему установлена вторая группа инвалидности с 27 октября 2010 года. Приказом Северо-Кавказского банка ОАО "Сбербанк России" от 19 января 2011 года N 71-к истец был отстранен от работы на основании ст. 76 Трудового кодекса РФ с 19 января 2011 года до момента оформления перевода на другую должность, не противопоказанную ему по состоянию здоровья, а в случае его отказа от перевода или непредставлении решения о согласии (несогласии) с переводом на другую должность - до издания приказа об увольнении по соответствующим основаниям.

В соответствии с приказом ответчика N 72-К от 19 января 2011 года Лагкуев В.Р. был уволен с работы в связи с отказом работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением (п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ).

Истец полагал, что отстранение от работы и его последующее увольнение произведены ответчиком с нарушением требований трудового законодательства, поскольку основанием отстранения от работы явилось не медицинское заключение, выданное в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, а справка об установлении инвалидности, индивидуальная программа реабилитации и карта аттестации рабочего места по условиям труда. Кроме того, отстранение от работы, предложение о переводе на другую должность и само увольнение истца произведены в один день, в нарушение п. 14 ст. 81 Трудового кодекса РФ был уволен с работы в период нахождения в очередном отпуске и временной нетрудоспособности.

С учетом дополнений и уточнений исковых требований Лагкуев В.Р. просил суд признать незаконным его отстранение от работы в должности <...> Северо-Осетинским отделением N <...> Сбербанка России на основании приказа ответчика N 71-К от 19 января 2011 года; признать незаконным приказ Северо-Кавказского банка ОАО "Сбербанк России" N 72-К от 19 января 2011 года об увольнении с работы; признать незаконным увольнение с работы, произведенное на основании указанного выше приказа; восстановить его на работе в должности <...> Северо-Осетинским отделением N <...> Сбербанка России; взыскать с ответчика в его пользу среднюю заработную плату за время вынужденного прогула с 19 января 2011 года по день восстановления на работе и денежную компенсацию морального вреда в размере <...> руб.

Решением Промышленного районного суда г. Ставрополя от 25 апреля 2011 года исковые требования Лагкуева В.Р. удовлетворены частично. Суд признал незаконным приказ Северо-Кавказского банка ОАО "Сбербанк России" от 19 января 2011 года N 71-К об отстранении Лагкуева В.Р. от работы в должности <...> Северо-Осетинским отделением N <...> Сбербанка России, а также приказ Северо-Кавказского банка ОАО "Сбербанк России" от 19 января 2011 года N 72-К об увольнении Лагкуева В.Р. с работы. Лагкуев В.Р. восстановлен на работе в должности <...> Северо-Осетинским отделением N <...> Сбербанка России, в его пользу с ответчика взыскана сумма не полученной за время вынужденного прогула заработной платы с 20 января 2011 года по 25 апреля 2011 года, а также компенсация морального вреда в размере <...> руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 26 июля 2011 года решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

В надзорной жалобе представителем ОАО "Сбербанк России" в лице Северо-Кавказского банка Г. поставлен вопрос об отмене решения Промышленного районного суда г. Ставрополя от 25 апреля 2011 года и определения судебной коллегии по гражданским делам Свердловского областного суда от 26 июля 2011 года как вынесенных с существенным нарушением норм материального права.

В письменных возражениях на надзорную жалобу представитель Лагкуева В.Р. по доверенности Кушнир С.В. просит отказать в ее удовлетворении, решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 25 апреля 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 26 июля 2011 года оставить без изменения.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 15 сентября 2011 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в порядке надзора и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 21 октября 2011 года надзорная жалоба с делом передана для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Стороны надлежащим образом извещены о времени и месте рассмотрения дела в порядке надзора, в судебное заседание не явился Лагкуев В.Р., о причинах неявки не сообщил. На основании статьи 385 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит возможным рассмотрение дела в отсутствие неявившихся лиц.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации находит надзорную жалобу ОАО "Сбербанк России" в лице Северо-Кавказского банка подлежащей удовлетворению, а принятые судебные постановления - отмене по следующим основаниям.

В соответствии со статьей 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

При рассмотрении настоящего дела судебными инстанциями были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем.

Как следует из материалов дела и установлено судом, Лагкуев В.Р. работал в ОАО "Сбербанк России" в должности <...> Северо-Осетинским отделением N <...> Сбербанка России с 6 ноября 2008 года.

Согласно справке ФГУ МСЭ "Бюро N 1 общего профиля" от 27 октября 2010 года истцу установлена вторая группа инвалидности.

В соответствии с приказом Северо-Кавказского банка ОАО "Сбербанк" от 19 января 2011 года N 71-к Лагкуев В.Р. был отстранен от работы на основании ст. 76 Трудового кодекса РФ. Тогда же, т.е. 19 января 2011 года, истцу были предложены вакантные должности, занять которые он отказался.

На основании приказа Северо-Кавказского банка ОАО "Сбербанк" от 19 января 2011 года N 72-К Лагкуев В.Р. был уволен с работы по основанию, предусмотренному п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ - в связи с отказом работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением (т. 1, л.д. 53).

Основанием для издания данного приказа явились: справка об установлении инвалидности Лагкуеву В.Р. с 27 октября 2010 года серия <...>, индивидуальная программа реабилитации (карта N 1872 к акту освидетельствования от 27 октября 2010 года N 1997), карта аттестации рабочего места по условиям труда от 25 ноября 2010 года N 1, предложение о переводе на другую работу от 19 января 2011 года).

Разрешая спор и принимая решение о частичном удовлетворении заявленных требований, суд исходил из того, что приказ ответчика от 19 января 2011 года N 71-К об отстранении истца от исполнения обязанностей по должности <...> Северо-Осетинским отделением N <...> Сбербанка России не отвечает требованиям ст. 76 Трудового кодекса РФ, по смыслу которой отстранение работника от работы возможно лишь на основании медицинского заключения, выданного в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, при выявлении противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором. Поскольку соответствующее медицинское заключение в данном случае отсутствует, у работодателя не имелось оснований как для отстранения работника от работы, так и для последующего издания приказа об увольнении в связи с отказом от перевода на другую работу.

Признавая приказ от 19 января 2011 года N 72-К об увольнении истца с работы незаконным, суд также сослался на то, что он был издан в тот же день, что и приказ об отстранении от работы, что свидетельствует о нарушении трудовых прав истца.

Кроме того, суд указал на нарушение порядка увольнения истца, выразившееся в том, что в нарушение ч. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ он был уволен в период временной нетрудоспособности.

Суд кассационной инстанции согласился с данными выводами суда первой инстанции.

Между тем, Судебная коллегия не может согласиться с указанными выводами судов первой и кассационной инстанций, поскольку они основаны на неправильном толковании и применении норм материального права.

Согласно ч. 2 ст. 212 Трудового кодекса РФ работодатель обязан обеспечить недопущение работников к исполнению ими трудовых обязанностей в случае медицинских противопоказаний.

Абзац 5 ч. 1 ст. 76 Трудового кодекса РФ устанавливает обязанность работодателя отстранить от работы работника при выявлении в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором.

В силу ч. 4 ст. 73 Трудового кодекса РФ трудовой договор с руководителями организаций (филиалов, представительств или иных обособленных структурных подразделений), их заместителями и главными бухгалтерами, нуждающимися в соответствии с медицинским заключением во временном или постоянном переводе на другую работу, при отказе от перевода либо отсутствии у работодателя соответствующей работы прекращается в соответствии с п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ.

Из анализа приведенной нормы следует, что с такой категорией работников (руководители организаций, филиалов, представительств или иных обособленных структурных подразделений, их заместители и главные бухгалтеры) в случае отказа их от перевода или при отсутствии у работодателя соответствующей работы трудовой договор прекращается на основании п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ вне зависимости от того, на какой срок в соответствии с медицинским заключением необходим им перевод на другую работу.

Как усматривается из материалов дела, согласно представленной истцом справке от 1 ноября 2010 года по результатам медико-социальной экспертизы, проведенной Главным бюро МСЭ по Республике Северная Осетия-Алания, филиал N 1, 27 октября 2010 года ему установлена вторая группа инвалидности по общему заболеванию на срок до 1 ноября 2011 года; способность к трудовой деятельности - 2 степень.

Согласно рекомендациям в индивидуальной программе реабилитации инвалида, выданной Главным бюро МСЭ по Республике Северная Осетия-Алания, филиал N 1 и представленной работодателю, Лагкуеву В.Р. показан труд в специально созданных условиях, противопоказан труд с выраженным физическим и психоэмоциональным напряжением, может продолжать работу управляющим отделения Сбербанка в специально созданных условиях. Условия труда 1 класса (т. 1, л.д. 22).

Между тем, согласно результатам аттестации (карта аттестации рабочего места по условиям труда от 25 ноября 2011 года N 1), проведенной аккредитованной организацией, по факторам производственной среды и трудового процесса рабочее место Лагкуева В.Р. объективно отвечает условиям труда второй степени третьего класса - 3.2 (т. 1, л.д. 33, 34). Кроме того, из протокола N 1 заседания аттестационной комиссии по результатам аттестации рабочих мест по условиям труда (Северо-Осетинское отделение N <...>) от 26 ноября 2010 года следует, что на рабочих местах <...> и <...> Северо-Осетинским отделением N <...> по напряженности установлен класс условий труда 3.2, который нельзя улучшить, что обусловлено спецификой работы на руководящих должностях (т. 2, л.д. 10).

С учетом приведенных обстоятельств и в силу обязательных для исполнения предписаний ст. ст. 212, 76 Трудового кодекса РФ Судебная коллегия приходит к выводу о том, что работодатель имел законные основания для отстранения Лагкуева В.Р. от работы в противопоказанных ему условиях труда.

В силу ст. ст. 7, 8 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" от 24 ноября 1995 года N 181-ФЗ (в ред. Федерального закона от 23 июля 2008 года N 160-ФЗ) медико-социальная экспертиза - определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма.

Медико-социальная экспертиза осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица, с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

Медико-социальная экспертиза осуществляется федеральными учреждениями медико-социальной экспертизы, подведомственными уполномоченному органу, определяемому Правительством Российской Федерации.

Порядок и условия признания лица инвалидом установлены постановлением Правительства РФ от 20 февраля 2006 года N 95, утвердившим Правила признания лица инвалидом.

Согласно п. 8 указанных Правил при установлении гражданину группы инвалидности одновременно определяется в соответствии с классификациями и критериями, предусмотренными приказом Минздравсоцразвития России от 22 августа 2005 года N 535, степень ограничения его способности к трудовой деятельности (III, II или I степень ограничения), либо группа инвалидности устанавливается без ограничения способности к трудовой деятельности.

Гражданину, признанному инвалидом, согласно пункту 36 Правил выдаются справка, подтверждающая факт установления инвалидности, с указанием группы инвалидности и степени ограничения способности к трудовой деятельности либо с указанием группы инвалидности без ограничения способности к трудовой деятельности, а также индивидуальная программа реабилитации.

Для гражданина, признанного инвалидом, специалистами бюро (главного бюро, Федерального бюро), проводившими медико-социальную экспертизу, разрабатывается индивидуальная программа реабилитации, которая утверждается руководителем соответствующего бюро.

Из изложенного следует, что решения учреждения МСЭ об установлении инвалидности и индивидуальные программы реабилитации являются единственными документами, выдаваемыми данным учреждением по результатам проведения медико-социальной экспертизы, и в силу ст. 11 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" - обязательными для организаций, учреждений.

Таким образом, вывод в решении суда о том, что справка об установлении инвалидности истцу 27 октября 2010 года и индивидуальная программа реабилитации инвалида, выданная по результатам проведения медико-социальной экспертизы, не являются медицинским заключением, позволяющим работодателю отстранять работника от работы и увольнять в порядке, установленном ст. ст. 73, 76, 77, 212 Трудового кодекса РФ, нельзя признать правильным.

Кроме того, в данном случае работодатель по объективным причинам не имел возможности создать специальные условия труда для истца на его рабочем месте исходя из обязательных для работодателя рекомендаций индивидуальной программы реабилитации инвалида, в связи с чем ему были предложены 2 вакансии, отвечающие условиям труда 1 класса.

Занять предложенные вакансии Лагкуев В.Р. отказался, в связи с чем работодатель, правомерно руководствуясь положениями ст. 73 Трудового кодекса РФ, издал приказ об увольнении истца по основанию, предусмотренному п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации также не может согласиться с выводом в решении суда о нарушении ответчиком процедуры увольнения, выразившемся в том, что в нарушение ч. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ истец был уволен по инициативе работодателя в период временной нетрудоспособности.

Как следует из ч. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ не допускается увольнение работника в период его временной нетрудоспособности и в период пребывания в отпуске (за исключением случая ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем) только по инициативе работодателя.

В то же время перечень оснований расторжения трудового договора по инициативе работодателя приведен в ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, в которой такое основание увольнения как отказ работника от перевода на другую работу, необходимого ему в соответствии с медицинским заключением, выданным в порядке, установленном федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, отсутствует.

При этом в силу ч. 4 ст. 73 Трудового кодекса РФ, как было указано выше, трудовой договор с руководителями организаций (филиалов, представительств или иных обособленных структурных подразделений), их заместителями и главными бухгалтерами, нуждающимися в соответствии с медицинским заключением во временном или постоянном переводе на другую работу, при отказе от перевода либо отсутствии у работодателя соответствующей работы прекращается по основанию, установленному п. 8 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ.

Таким образом, основанием для прекращения трудового договора с истцом является не инициатива работодателя, а объективные, т.е. не зависящие от воли сторон трудового договора обстоятельства, в частности от воли работодателя.

Нарушение же работодателем ст. 84.1 Трудового кодекса РФ в части несоблюдения установленного законом срока выдачи работнику трудовой книжки при увольнении, на что имеется ссылка в решении суда, является основанием возникновения у работодателя обязанности по выплате работнику заработной платы за время задержки ее выдачи, а не для признания увольнения незаконным и восстановлении работника на работе.

В целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судами первой и кассационной инстанций в применении норм материального права, которая повлекла вынесение неправосудного решения, Судебная коллегия признает решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 25 апреля 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 26 июля 2011 года подлежащими отмене.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела установлены полно, Судебная коллегия находит возможным, отменяя судебные постановления, принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, об отказе Лагкуеву В.Р. в удовлетворении заявленных исковых требований.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации,

 

определила:

 

отменить решение Промышленного районного суда г. Ставрополя от 25 апреля 2011 года и определение судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 26 июля 2011 года, принять по делу новое решение, которым Лагкуеву В.Р. в удовлетворении иска к ОАО "Сбербанк России" в лице Северо-Кавказского банка о признании незаконным приказа об отстранении от должности, отстранении от должности, приказа об увольнении, увольнения, о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отказать.

(c) 2015 Трудовой кодекс Российской Федерации. Комментарии и судебная практика по трудовому праву